Содержание:

×

Бог мой, что за..
30.11.2010 24 Личное, Текст

У меня осталось мало времени. Сколько точно — не знаю, но если вы читаете эту надпись, то умоляю Вас — проследите, что бы этот текст попал в мой некролог. Ибо это, скорее всего, последний момент прозрения.

За последние три месяца я очень изменился в разностороннем порядке, в том числе мои инстинкты выживания, которые явно лежат неподвижной массой в одной большой яме адаптивного холокоста в моем внутреннем я. Сейчас их преимущественно двое, что с позиции моего первого и последнего психолога признается феноменальным прогрессом, с моей — Перл Харбор, в результате которого погибли десятки моих альтер-эго и завод по ежедневной штамповке новых, ибо за три месяца ни одного оного ни после дурного сна, ни после колоритного фильма у меня не прибыло. Во мне осталось только два персонажа, которые как альфа-самцы борются за трон и державу моего сознания. Да, если бы мне кто-нибудь предсказал подобное развитие событий, то я с искренним смехом и добродушием морячка Попая устно бы перебрал все пороки его генеалогического древа, с непосредственным указанием персон виновных в его идиотии и кретинизме, как и своему первому и последнему психологу. Тем не менее, это так — их осталось двое.

Первый — человек логики, довольно циничная скотина, которая худо-бедно вытаскивала мою задницу из всех передряг, хотя попадал я в них из-за черт иных граней моего сознания. Вторая — маленький, сверхсенситивный комок субстаниции, ярко одаривающий серотонином и другими веществами моего тела, напрочь лишившей меня былой эмоциональной стабильности. Раньше, безумный тандем из продуктов размножения моей личности так неистово меня радовал, так как в нужный момент я мог перевернуть эту многоликую сферу, выставив наружу необходимую грань, да так, что любой шар номер 8 лопнул от зависти. А сейчас — это монетка. С орлом и решкой. Поэтому я люблю белое и ненавижу черное. И люблю черное и ненавижу белое. Хотя, на самом деле моя первая часть говорит о том, что цветовых предпочтений у нее нет, а предпочитает ситуационные цветовые сочетания — в то время когда вторая говорит что они все няшные, и благодарит природу за отсутствие дальтонизма у меня… Да, я перехожу на еще более сложные метафоры, хотя ты и так все понял. Я тоже все понимаю и есть у меня один лишь только вопрос: знаешь ли ты, что такое безумие?

Я понимаю, что в тот момент, когда я начал меняться для человека, причем меняться не только изнутри, но и изменять свое окружение, бросать все и начинать сначала жизнь — блин, в этот самый момент я уже наверно тихо тлел от этой любви, которая и дала этой сопливой черте моего характера винтовку в руки. Ну то есть власть, ок? И вот, находясь под легким, незаметным кайфом я потихоньку перестал рыться в себе и в этот момент я начал терять своих вымышленных друзей. А я ведь почувствовал это одиночество, но все равно никак его не воспринял.

Дело в том, что я всегда был одинок, но как только любовь во мне начала играть злую шутку, а в моей голове поселилась она — в тот момент я особенно остро почувствовал свое одиночество. И вместо зацикливания на себе я начал подымать старую тему «а что если»…

И в этот момент, нюня пошел шагать по всем закоулкам моей головы, отстреливая капитанов направо и налево, оставив только циника в качестве рулевого, который всегда находил всему происходящему самое логичное объяснение. И сейчас назревает финальный поединок, исход которого известен наперед. И не потому что логика моя начала давать осечку, отнюдь. А потому, что рулевой как и раньше дает верное направление. Но шаг, независимо от него, будет сделан в направлении, которое выберет сердце.

А значит — моя сентиментальная часть взяла верх с завидным преимуществом, и сознание мое уже ни как монетка и надеяться на эффективный противоречивый дуализм уже поздно. Остался бредовый — любит-не-любит — текущее пристрастие которого зависит только от двух моих оставшихся настроений. Счастливый или несчастный. И, как мне кажется, они давно шуруют рука об руку, одновременно в одном и том же месте. Я стою в центре некоего пространства, одинаково бесконечное во все стороны, где понятие аутентичности похерено и перевернуто настолько, что уже нужно бежать из этого безумия, как мне подсказывает та скотина, что когда-то вытаскивала мою задницу изо всех передряг. Но я никуда не пойду. Безумие — это не плохо. Безумие — это по-другому.

И есть у меня один лишь только вопрос: знаешь ли ты, что такое любить?

Оставьте отзыв