Содержание:

×

Но где же Виноградов?
12.12.2009 123 Текст

Маразм и разборчивость — по неопытности и ряду других причин я путал два этих разных понятия, но сегодня как бы «прозрел» и стал на шаг ближе к маленькому мастеру Дзен. Даже проникся некоторым сочувствием к этим старперам, заявляющим что в Старой Старперской Советской Руси и Докторская была Докторской, и молодежь уже не та, и, хоть третий не так уж и плох, но Fallout уже не тот, что первый и второй, а Tactic не в теме, но в своем роде тоже трушный. Короче — маразм, как свидетельство потери клетками способности к размножению и необратимых процессов в глубине черепа, и — как следствие — нарушение умственной деятельности, дал о себе знать.

Вторая неделя болезни, медленный интернет и разложение российского телевидения приняли в этой ментальной вакханалии непосредственное участие. Детонирующее воздействие на серые массы оказал «Убойный Вечер» — еще на заставке звуковая память породила первые беспокойства — нотки модного звучания втерлись в старую привычную мелодию. И только во вторую очередь логический отдел затрубил тревогу — время только около 20 вечера, а «Убойной ночи» уже на наших цвета неба. Все замерли в ожидании.

На экране появился Таир — и мозг перестал выполнять свою привычную функцию. Так наверно себя ведет среднестатистический октопус страны: неподвижное положение тела, глаза в экран, дублирование за-экранного смеха и оваций собственными проявлениями эмоций. Студия больше напоминала домик из перфокарт, будто старые декорации продырявило как сыр. Несомненно, «ночи» подверглись атаке. Ведущий — несомненно талиб. Сейчас он сообщит, что Павел Виноградов взят в заложники и выдвинет требования. Ан нет — незамысловатое интро. Сменяющиеся планы показывают руины студии. За микшерским пультом еще один талиб. Видимо Родовсий, как и Виноградов, связан и спрятан. Сейчас все прояснится. Первый убойщик заходит в студию — сменяется бит — Андрей каг-бэ-не-совсем-Родной сам себя представляет (!) и спокойно усаживается на красную скамейку. Снова смена бита, Смирняга, представляется, смена бита, Бандерас, синяя сторона, Косяков… скорее всего они уже стерилизованы, их память затерта, умы порабощены… Костя Пушкин! Ни один разум во вселенной не возьмет верх над Пушкиным. Значит со стороны камер на них смотрят талибанские винтовки… Руслан Белый! Вариант с винтовками все же отпадает.

Вот так я сидел и не верил глазам, обманывал логику, ссылался на магнитные бури и парниковый эффект, но чем дальше я смотрел, тем меньше оставалось надежды… реальность неизбежно вторглась в личные сюрреалистичные пространства. Рестайлинг. Ребрендинг. Даже Шац прервался от растирания морковок в стиральных барабанах и заглянул на огонек. Еще по «Прожектору Перис Хилтон» я убедился, что такие ходы (приглашение популярного гостя) можно использовать вместо лакмусовой бумажечки (или что там меняет свой цвет?) распознающей кислотную среду. Теперь понятно откуда эти дыры в стенах. Непонятно где Паша. Может — просто списан. Может — его аппетиты выросли из прежнего X-5-го…

Я очень спешил поделиться этими строками, пока во мне еще пылал костер священного гнева, и, даже, зарядил альбом Jean Grae — Jeanius, ибо олдскульно, не боясь быть причисленным к старперам. Весь этот словесный поток большинство проиндексирует как продукт первоначально упомянутого моразма и неспособность (либо не желание) приспосабливаться к новым условиям, что автоматически причисляет меня и мое потомство к разряду обреченных на вымирание видов. А возможно это и есть человеческий аналог животной разборчивости, который спасет мой вид от употребления сомнительных плодов телеиндустрии.

Пипл, может быть, и хавает, но потеря несравнима. Переточка программы под новую, видимо более массовую ЦУ, сгубила уникальный сеттинг. И не спасет засунутый прям-в-тайм. Заполночь, любители ироничного, порой эксперементального юмора, собирались у экранов в атмосфере «кухня, запись», под незамысловатую гитару, ненавязчиво, даже как-то по домашнему, делились бытовой философией, шутили без оглядки на власть и карательную систему, в рамках цензуры. Но талибан решил по-своему, и прокуренная кухня сменилась модным клубом.

И не отделаться от мысли, что есть в этом какой-то заговор. То ли отсутствие предупредительной рекламы, то ли притворство ведущего и участников, что все как обычно, то ли резкое и бесследное исчезновение закладки «Убойной ночи» на сайте ТНТ — как будто талибы исключают возможность сравнения вечеров с ночами — не знаю. Наверно — это страх. Страх, что что-то необычайно хорошее, светлое и привычное может исчезнуть раз и навсегда. А может, это просто страхи. И Пушкин останется Пушкиным, и убойность будет та же, а Вечера, не такие уж и плохие, и, хотя уже не Ночи, но тоже хорошо…

Оставьте отзыв